19:59 

Влипла! Глава 9

litka-U
Глава 9
В которой говориться о том, что эльфийский десант дело нервотрёпное и затратное


Эльфов к заброске в тыл врага готовили тщательно. Одному из остроухих достались мои грязные колготки. Паре других по сапогу, в качестве пробуждающего жажду к трудовой деятельности артефакта. Командиру, как и раньше, платье. Пятого эльфа пришлось облачить в моё пальто и надеяться на то, что он не сильно его повредит. Узкая ему в плечах одёжка мешалась. Но как колготки, на шею в виде шарфа не повязать было. Не, у меня была идея напялить колготки на голову эльфику. Чтобы, если уж нюхать, то онлайн. Но пришлось отказаться, не грабить же людей-птиц господа отправляются. А на мирный промысел. Платье вот тоже вполне удачно играло роль кашпо. Сапоги к поясам эльфов приладили, продвинутые ножны для эльфийских мечей, если поднапрячь воображение, получились. А вот пальто, как ни думали, либо на пояс, и на живую нить сшивать, но не надёжно это. Либо в руки, либо на плечи. Вот и одел десантник-эльф пальто, как и полагается. И обещал хранить реликвию, как зеницу ока. Надеюсь, не лопнет вещь прямо на нём. Остроухие не такие уж и широкоплечие. Скорее тонкокостные и изящные. Но всё равно их мужики оказались крупнее, чем я. Платье на командира тоже не натянуть. Разве что очень постараться... Но издеваться таким образом над мужчиной не стала. А то мало ли, в каком-нибудь из миров не так ещё поймут, начнут неприличности всякие предлагать. Зная любовь остроухих к харакири, поостеречься стоит. А то, вдруг, нежная душа не переживёт домогательств мужчин, пусть и других рас. Потребует срочной, последней лебединой песни и смерти в придачу.
Пришлось вытряхнуть из сумки ноут, и скрепя сердце отдать в качестве корзинки для сбора перьев нашим добытчикам. Если много принесут, то можно будет на вырученные деньги несколько таких сумок купить. Чемодан выдавать не стала. Он, конечно, более вместительный. Но даже не представляю себе, как эльфы по горам будут скакать, таская за собой чемодан на колёсиках. Тот ещё сюр получится. Мало им дизайнерских украшений имени меня, ещё и такой добивающий штрих в руках. Вот посмотрим сколько перьев принесут, тогда и решу, стоит ли жертвовать чемоданом и моей нежной психикой. Не вынесу же этого зрелища. Помру же со смеху, и эльфов обижу, до смерти.
И папиным портфелем жертвовать не стала. Отец, конечно, отдаст, стоит только попросить. Но жалко, мне жалко. Сколько лет он уже с этим старичком ходит, никак на новый менять не соберётся. Если с ним что случится, переживать будет.
Провожали наших добытчиков всей развесёлой компанией. Ещё бы платочек мне в руки, махать вослед, и совсем все каноны были бы соблюдены. Но платочка не имелось, потому пришлось просто смотреть, как эльфы уходят. Провожать взглядом спины и надеяться на то, что вещи с моим запахом не дадут забыть остроухим, что вернуться надо обязательно. А если не получится? А если не придут? Гнала подобные мысли подальше, надеясь, что авантюра увенчается успехом.
Наша компания несколько воодушевилась, когда один из эльфов, не успев толком отойти от магазина, нагнулся и что-то светящееся с земли подобрал. Кажется, дело пошло. Один Тарзан со скептическим выражением лица наблюдал за всей суетой, да Лёше, по-моему глубоко пофиг было, вернутся эльфы или нет. Не успел проникнуться чудесной атмосферой «Лавки Скамейкиной» и заразиться нашим азартом. Вот папа и Палыч, как раз готовы были с ребяческим задором кидаться во всякие дурацкие авантюры. Пришлось напомнить, что отец собирался с отпуском что-то там решать. А там и дядя Андрей вспомнил, что у него дела, вроде как, а он всё ещё тут болтается. Им, судя по выражениям лиц, очень хотелось остаться и дождаться результата, но, подумав тянуть не стали, попросили перекинуть их, быстренько, обратно, в Москву. Что я и проделала, не очень охотно, но проделала. С отцом за спиной оно как-то надёжней что-то там затевать, да и эльфов даже на миг не хотелось без присмотра оставлять. Потому, как только дядя Андрей и папа вышли за дверь, тут же вернула всё обратно и дрожащими руками дверь открыла. Спины эльфов были ещё видны. Добытчики не успели далеко уйти, явно сильно увлеклись собирательством, вон как активно попами вверх стоят, не разгибаются и что-то с земли подбирают. Смогла выдохнуть. Осталось теперь проверить, вернутся остроухие или нет.
Тарзан испортил весь момент, когда в пространство произнёс:
- Загляни в книгу учёта, перечитай ту страничку, которая про этот город рассказывает. Внимательно перечитай.
- Может, так скажешь в чём проблема? - с раздражением посмотрела на него, отвлёкшись от эльфов-собирателей.
- Лучше прочитай, - не стал он ничего разъяснять и кинул косой взгляд на Лёшу.
И чем ему мой телохранитель не угодил? Вполне себе вменяемый мужчина. На меня не кидается, как другие, значит, точно невесту любит. Защита, опять же, от всяких ненадёжных личностей, и успел себя хорошо зарекомендовать в ситуации с капризными покупателями лавки... Не понимаю я Тарзюшу, совсем.
Засунула нос в книгу учёта, благо она на нужной странице была открыта. Общие сведения о жителях города пропустила, так как моё внимание привлекла строчка, напротив которой быстро менялись цифры в двух колонках. Двадцать, двадцать один... И стоимость, рядом, тоже отщёлкивала. Да надпись «золотые артефакты адлора», которая наводила на некоторые размышления. С ужасом подняла взгляд на Тарзана и спросила:
- Это нам за пёрышки счёт выставят, да? Твою ж маму! - материться хотелось как никогда. - Пора сварачивать этот поход за перьями, - приняла верное, надеюсь, решение. - Срочно надо эльфов отзывать, - рванула к входу, Лёша за мной.
Выскочила за дверь, приложила руки рупором к губам и заорала во всю мощь лёгких:
- Эй! Эльфы! - и ведь не удосужилась имена узнать, идиотка. - Эй! Эге-гей!
Хоть беги теперь за ними, в надежде, что удастся остановить их до того, как мы окончательно вылетим в трубу. Впрочем, это и пришлось сделать, так как эльфики на мои крики даже не обернулись, увлёкшись выполнением партийного задания. В компании с не отстающим от меня ни на шаг Лёшей, втянув голову в плечи, бочком-бочком, вдоль обрывистой стеночки ущелья, в которое выходила дверь магазина и стараясь не отсвечивать, безо всяких эксцессов смогла пройти довольно большое расстояние. Когда до эльфов осталось всего несколько шагов, остановилась и позвала:
- Эй, зондер-команда! Слушай меня!
Услышали. Встрепенулись. Обернулись.
- А-а-а! - завопила, почувствовав, как земля уходит из-под ног.
Нелепо замахала руками в попытках обрести устойчивость. Не помогло. Мир как и качался перед глазами, так и продолжил. Эльфы, вместе с Лехой как-то резко уменьшились в размерах, а спину обожгло острой болью. Воздух быстро в лёгких кончился, а вдыхать то, что тугим потоком врывалось в рот, сложновато оказалось. Вот и задыхалась, да барахталась в чьих-то цепких лапах на лету. Закашлялась, поперхнулась воздухом, еще раз закашлялась... Никогда не думала, что элементарная способность дышать, может так легко превратиться в пытку. Совсем стало не до того, что куда-то тащат меня в неизвестном направлении. Не до жиру, быть бы живу. Это как раз про меня.
Все когда-нибудь кончается, и эта пытка полетом тоже закончилась. Как и следовало ожидать - приземлением. В особо комфортабельном и осовремененном гнезде. Это если верить книге учёта. Глаза же мои эти данные не подтверждали. Скворечник, как скворечник. Располагается на вершине горы. Одной стенки нема и с этой стороны крыша довольно сильно выступает вперёд. И вид из-под неё открывается потрясающий. Горы, горы, горы кругом. И где-то глубоко внизу речка шумит. На полу куча всяческих веточек, переплетенных между собой в странную конструкцию, напоминающую кривую корзину без ручки. Я внутри этого сооружения, а притащивший меня птиц на бортике расположился. Голову то на одну сторону наклоняет, то на другую - рассматривает. Я, отдышавшись и откашлявшись, тоже стала его взглядом гипнотизировать. А что еще делать оставалось? Не с кулаками же на птица бросаться. У него клюв в лучших традициях ар большой, внушительный и опасный для моей нежной кожи, как и длинные когти на лапах. Заклекотал, ласково так, мягко... А я поймала себя на мысли, что понимаю то, что он говорит.
- Нежная, перьев нет. Не красивая. Птенцов хочу, - логики в этих высказываниях не прослеживалось, но основную мысль я вычленила.
Угроза быть затоптанной местным самцом как никогда реальна. Провидицей проработала, когда такую возможность рассматривала. Вот ведь, и чем этому пернатому местные самки не угодили? Птенцов ему захотелось. А морда не треснет? И как он себе сам процесс представляет? А вот так… Взял, спрыгнул с края гнезда вовнутрь и вразвалочку дотопал до меня. А дальше что? На плечи прыгнет? Где там у птиц эрогенные зоны? По бабушкиным курам помню, кажется, ушки к ним относятся точно. А если попробовать погладить птица? Протянула трасущиеся руки к пернатому, в попытке погладить золотой хохолок. Совсем соображалку отшибло из-за шока, но отдёрнуть конечности обратно не успела, когда дошло какую бредовую идею выдвинул контуженный полетом мозг. Золотой птиц придвинулся ближе и охотно подставил голову род мои руки. Деваться было некуда, погладила птенцехотетеля. Сначала по топорщащемуся хохолку, потом кружочек уха... Как и на кур, эта нехитрая ласка подействовала на него самым волшебным образом. Птиц заурчал и прикрыл глазки. Еще чуть-чуть почесать его за ушком, фигурально выражаясь, и я узнаю некоторые интимные подробности жизни инопланетян. А оно мне надо?
Зарождающийся интим нарушил самым бестактным образом, но к моему вящему облегчению, еще один птиц. Он спланировал к нам под крышу откуда-то сверху и недовольно заклекотал:
- Это моя добыча. Я первый про неё узнал.
Еще один птенцехотетель на мою голову? Зря его появлению радовалась, кажется.
- Мне её обещали, - продолжил качать права пришлый.
- Я первый украл, - вполне внятно ответил ему хозяин гнезда, придя в себя после моей ласки.
- Мне ее обещали, - упрямо повторил гость. - Я заплатил.
- Я первый украл, - не менее упрямо проклекотал хозяин гнезда.
- Я заплатил, - стоял на своём пришлый.
- Кому заплатил? - меня так сильно заинтересовал этот вопрос, что я даже про страх забыла, и про то, что в нескольких шагах от меня настоящая пропасть находится, и что спина болит, тоже.
- Тебе заплатил, - посмотрел этот куриц на меня хитрым, рыжим глазом.
- Не помню такого, - заявила непримиримо в ответ. - Мне никто и ничего не платил. Я сама собиралась за все перья деньги отдать, - сказала, а сама подумала, стоило ли все это произносить вслух, может, и не потребовали бы ту плату, если бы тему не подняла.
Птиц запрыгнул вовнутрь, оттеснил возмущенно клекочущего хозяина и боднул меня головой в грудь:
- Погладь, - потребовал нагло.
- А не жирно будет? - спросила, но руки протянула, готовясь и его осчастливить.
- Гладь, - распорядился, гад.
Был бы выбор, так легко на уступки не пошла бы. А так... Послушно почесала птицу ушки, прикрытые плотным слоем жёстких перышек.
- А, может, вы меня обратно к магазину отнесете? - перспектива прочувствовать все прелести полёта и когтей на спине не радовала, но других возможностей отсюда выбраться попросту не было.
- Нет. Самка. Птенцы будут, - твёрдо отрезал хозяин гнезда, даже не собираясь дальше как-то возражать против произвола гостя.
А тот всё ластился, видимо, надеясь не на просто почесать за ушком.
- А если я против? Я домой хочу! - зато возражала я, о чём и сообщила, да руки за спину убрала.
- Иди, - мотнул головой в сторону выхода из комфортабельного гнезда второй птиц.
Ну я и пошла, на подгибающихся ногах. Добрела, выглянула, почувствовала, как тошнота подступает в горлу и зажмурилась, борясь с головокружением. И вот как вернуться? У меня там эльфы без пригляда. Выживают на одних ношенных «портянках», можно сказать. И если я вовремя не вернусь... то пять ушастых трупов обеспечены.
Сделала неуверенный шажок назад, и ещё один, и ещё, с трудом подавляя желание с воплем броситься в самый дальний угол скворечника и никогда оттуда не выходить. Уж слишком впечатляющая картинка открылась моему взору. Стоило только глянуть вниз, как я ощутила себя смертной, притом внезапно смертной, как говаривал Воланд. Организм, в ответ на зрелище бездонной пропасти, срочно включил инстинкт самосохранения, вместе со страхом высоты. Страшно мне было нечеловечески. И никакая красота величественных гор и где-то там падающего вниз потока воды, не могла затмить мой страх. Только чудом удержалась на краю. Ещё миг, и точно бы сорвалась вниз, не в силах удержаться на ногах.
- Отнесите меня обратно! - потребовала дрожащим голосом, с трудом сдерживая слёзы.
Я не впадала в отчаяние даже тогда, когда про все долги Буорони узнала. И тогда, когда выкарабкалась с того света. И когда узнала, что у меня могут быть проблемы с маг властями Земли. И когда, пятёрку эльфов под своё крыло брала. Но сейчас я находилась на грани. Столько стресса за короткий период времени, не могло ни сказаться. И именно сейчас все проблемы, которые появились с получением в собственность магазина, решили вылиться слезами. Я мужественно сдерживалась, но надолго меня не хватит. Это точно. Всё, дошла до точки, после которой либо сломаюсь окончательно, либо стану только сильнее.
Итогом моей попытки качать права - стал тупик. Никто и никуда меня отпускать не собирался. Сама я уйти не смогу. Чудом удержалась от истерики. Прелестно, просто прелестно, как говаривала ворона в замечательном мультике про попугая Кешу. Осталось только, как тому попугаю, завладеть вниманием электората, толкнуть речь о защите бедных, несчастных самок-людей и подбить общество на помощь мне любимой. Задачка, ну на раз плюнуть. Почти. Осталось только совладать с паникой и проснувшимся страхом высоты. Ну и ораторские способности откопать в ненужном хламе других талантов. Например, талант попадать в идиотские ситуации, в последнее время затмил все остальные дары наследственности и природы.
Стуча зубами, попыталась завести светскую беседу, памятуя о том, что информация правит миром. Да и в моей ситуации она лишней точно не будет.
- А п-п-почему в-в-вы н-н-не х-х-хотите, м-м-мен-н-ня обр-р-ратно от-т-нести? – с таким обилием шоковых впечатлений и заикой стать недолго.
- Самка. Птенцы будут, - аргументы пернатых разнообразием не отличались.
- А-а-а, чт-т-то я есть б-б-буд-д-ду? – задала каверзный вопрос, должный дать понять моему похитителю, что моё содержание может в копеечку влететь.
Осталось ещё уточнить, почём нынче комбикорм в этих местах, и заколосилась ли рожь, и тогда буду более уверенно чувствовать себя в вопросах экономической и геополитической обстановки, а, значит, и понимать, на какие больные мозоли наступать можно. Ещё бы с самоиронией что-нибудь сделать, да с паникой и совсем хорошо станет.
- Сейчас, - не стал разводить демагогию пришлый и вылетел из гнезда.
Содрогнулась, глядя ему вослед, там же высоко... Бррр. Представила себя в его когтях, и ещё раз содрогнулась.
- А с-с-своих с-с-самок н-н-не хват-т-тает? – зубы всё так же отбивали барабанную дробь, но уже даже не потому, что страшно, а как-то подзамёрзла я.
Пока находилась в шоке, не замечала этого. А теперь прочувствовала все прелести местного климата на своей шкуре. Горы есть горы, и без тёплой одежды, на их вершинах делать нечего. Пальто же я эльфам отдала, как и сапоги, как и колготы. Потому сверкала сейчас голыми пятками и понимала, что в одних джинсах и толстовке долго в этой холодрыге не протяну.
- Самок мало. Птенцов мало. Самки самых золотых выбирают, - поведал мне факты из печальной действительности птиц.
«Значит, ты не альфа» - сделала вывод из этих слов. – «Если уж на самку другого вида позарился. Не иначе как от отчаяния, что никто не даёт».
- Я т-т-тут з-з-замерз-з-зну и умр-р-ру, - попыталась воззвать к его совести. – Мн-н-не х-х-холод-д-дно.
Воспринял мои слова как приглашение, доковылял быстренько до облюбованного мною угла, растопырил крылья и обхватил ими меня. Птиц был горячим, почти как печка и я не стала отталкивать этот обогреватель, чувствуя, как меня охватывает блаженное чувство тепла. Даже чуток разомлела и расслабилась.
- А чем ваши перья так знамениты, что их даже амулетами обзывают? – вместе с убыстрившимся бегом крови по жилам, активизировалось и любопытство, благо зубы стучать перестали.
- Защита и основа для амулетов, - пояснил он неохотно.
- Убивают за это? – спросила с сочувствием.
Ведь если эти свойства станут известны магам, и если птицы в этом мире живут не одни, или кто-то имеет возможность и не с помощью магазина путешествовать по мирам… то зная про такое чувство, как жажда наживы, могу сделать вывод, птичкам либо уже плохо живётся, либо станет со временем плохо житься.
- Нас мало, - ответил обтекаемо и не совсем понятно. – Стрела не берёт, ружьё не берёт. Перья – защита.
- Ловят, да? - его слова говорили о том, что на птичек всё-таки охотятся, раз знает, что там берёт и не берёт защиту. – Силки, ловушки… Я права? Потому вас мало и птенцов мало. Вырождаетесь.
- Умная самка, - проклекотал птиц.
- Но зачем я тебе? Я же не птица, яйцо не снесу, - искренне недоумевала из-за того, что он меня спёр и не находила сколь-нибудь логических объяснений подобному поступку.
Разве что пресловутый запах виноват. Но как он его с такого расстояния – откуда-то с неба – учуял? Тонкий нюх или какие-то другие причины есть?
- Человеческая самка один раз может птенцов высидеть, - птиц так и продолжил греть меня крыльями, и не собираясь от меня отходить.
- Только высидеть или ещё что-то? И почему один раз? – любопытство совсем воспряло духом и как птица расправило крылья.
- Полукровки только раз рождаются. Не все становятся на крыло, и самки не выживают, - печально-то печально всё, а мне как быть после подобных откровений?
Вот уж точно никому тут птенцов высиживать не собираюсь, как и яйца нести. Срочно нужно придумать что-то, что заставит пернатых меня обратно отнести. У них, конечно, в наличии внушительные аргументы, в виде огромных когтей и клюва. Но есть же что-нибудь такое, что может им помочь принять правильное решение.
- А я привлекательно пахну? – ушла от скользкой темы, касающейся заведения птенцов и последующей смерти самки.
Совсем не собираюсь испытывать это на своей шкуре, посему лучше и подробностей не знать, дабы не нервничать лишний раз.
- Очень, - вполне искренне ответил птиц. – Приятная самка. Жалко будет.
Это хорошо, что запах действует, правда не так, как на эльфов и людей. Те от его воздействия дебилеют и становятся управляемы. Птицы же, сохраняют ясность сознания, судя по всему. Но от этого я менее привлекательной для них не становлюсь. И что мне это даёт? Кажется, я нашла решение...
- У меня есть деловое предложение, - пока говорила, пыталась лихорадочно просчитать все возможности.
Но договорить не успела. Прилетел второй птиц и разрушил идиллию. Моя грелка убрал крылья, открывая вид на добытчика. А я, передернув плечами - сразу как-то зябко стало - с трудом подавила приступ тошноты. Пернатый притащил мне ни много, ни мало целого барана. Окровавленного, дохлого... Это еда? Для меня? И как это есть? Мало того, что шкуру как-то ободрать надо... Так оно же еще и сырое! Да и когда птиц это все об пол шмякнул, сумела легко ощутить бренность бытия и хлипкость конструкции комфортабельного гнезда. Стенка под моей спиной задрожжала, а деревянный пол род ногами заходил ходуном. А потом и горы вокруг заплясали... Притом буквально.
- Землятрясение, - проблеяла я, чуть не прикусив в процессе язык.
Птицы сориентировались довольно быстро. Панику разводить не стали, мой похититель аккуратно, в этот раз, обхватил меня за талию своими огромными когтищами и вылетел из гнезда вслед за пришлым птицем. И успел сделать это аккурат перед тем, как скворечник, подобно карточному домику, сложился прямо у нас на глазах.
Теперь пернатый стал не просто «не альфа», но ещё и бездомным «не альфа». Совсем печальная ситуация, для него. Но я знаю, как её можно исправить. Вот приземлимся где-нибудь в безопасном месте, там и пообщаемся на эту тему. Но прежде надо выжить как-то в этом катаклизме. Интересно, птиц долго со мною в лапах в воздухе продержится? Как скоро можно будет начать испытывать неконтролируемый испуг? Контролируемый я уже сейчас испытывала. Душа переместилась куда-то в район аппендикса и там и застряла, не в состоянии добраться до босых пяток. Тапки-то, на которые променяла сапоги, потерялись ещё во время первого перелёта. Ценный ресурс израсходовался. Можно было бы потом эльфам выдавать, чтобы пользовались. И почему я не догадалась их вместо сапог им выдать? Сейчас точно теплее в разы было бы. И пальто жалко. Если остроухий, которому его одолжила, решит себе сделать харакири… То пропадёт вещичка, впрочем, как и эльфик. Так кого доброй мне жальче? Эльфика или пальто? Очень сложный вопрос... Если бы не совесть, то выбрала бы свою родную одежку. Она мне как-то ближе к телу.
Теперь пернатый стал не просто «не альфа», но ещё и бездомным «не альфа». Совсем печальная ситуация, для него. Но я знаю, как её можно исправить. Вот приземлимся где-нибудь в безопасном месте, там и пообщаемся на эту тему. Но прежде надо выжить как-то в этом катаклизме. Интересно, птиц долго со мною в лапах в воздухе продержится? Как скоро можно будет начать испытывать неконтролируемый испуг? Контролируемый я уже сейчас испытывала. Душа переместилась куда-то в район аппендикса и там и застряла, не в состоянии добраться до босых пяток. Тапки-то, на которые променяла сапоги, потерялись ещё во время первого перелёта. Ценный ресурс израсходовался. Можно было бы потом эльфам выдавать, чтобы пользовались. И почему я не догадалась их вместо сапог им выдать? Сейчас точно теплее в разы было бы. И пальто жалко. Если остроухий, которому его одолжила, решит себе сделать харакири… То пропадёт вещичка, впрочем, как и эльфик. Так кого доброй мне жальче? Эльфика или пальто? Очень сложный вопрос... Если бы не совесть, то выбрала бы свою родную одежку. Она мне как-то ближе к телу. Надо было ему бюстгальтер выдать, сейчас мерзнуть не пришлось бы. И профиг, что в этом случае остроухий смотрелся бы трансвеститом.
В воздухе мы болтались довольно долго и вниз спустились только тогда, когда вокруг все затихло. Вот после того, как отгрохотал последний обвал и отшумели лавины, да воцарилась тревожная тишина, мы спустились на довольно обширную площадку, по котрой я смогла ходить без опасности упасть в пропасть, из-за того, что закружилась голова или приступ паники из-за страха высоты настиг.
- Ты теперь бездомный? - как-то не задумываясь об его этичности, задала вопрос, стоило только почувствовать, что коленки больше не трясутся и вернулся дар речи.
- Новое гнездо построю, - неприятности птиц воспринял философски и горевать даже и не думал.
- Погладь, - ткнулся мне в грудь второй птиц, тоже не зацикливаясь на переживаниях из-за случившегося катаклизма.
Рассеянно поглаживая жёсткие перья ушек пернатого, рассеянно размышляла о том, что нервы из всех присутствующих, имеются только у меня. И раз истерика грозила мне одной, то стоило взять быка за рога прямо сейчас, пока она не успела разразиться.
- У меня есть деловое предложение, - начала, собрав мысли в кучу.
Пернатые промолчали, ожидая продолжения. И я, собравшись с духом, нырнула с головой в омут.
- Если я сделаю так, что вы станете привлекательны, очень привлекательны для своих самок, вернете меня к магазину?
- Как? - вот и все, что спросил птиц, который меня утащил.
Ластившийся же пернатый отстранился и даже о кайфе забыл, так его поразило моё заявление.
- Я поделюсь с вами своим волшебством, оно привлечет внимание самок, - не стала подробно разъяснять, что то волшебство мой личный запах.
Чем мистичней все будет выглядеть, тем дороже станет стоить. И даже приплясывания с птицам подмышками можно будет подать как обязательную часть ритуала. На мистику какие только придурствования не списывай, все прокатит.
- Волшебство? - заинтересовался бездомный пернатый. - Гарантии что подействует?..
- Один из вас сможет слетать и проверить, действует или нет, - на самом деле у меня самой уверенности не было, что авантюра выгорит, но стоило рискнуть. - Если действует, то относите меня домой, точнее к магазину. У вас гарантированно будут птенцы, которые встанут на крыло обязательно, не полукровки, - затаила дыхание, ожидая ответа и не зная какие еще аргументы привести.
- Хорошо, - согласился первый пернатый. - Я принёс - я отнесу.
- Я заплатил, - не согласился с ним второй птиц.
- В обмен на твою оплату, будет то же самое волшебство, - не стала жадничать и пытаться как-то облапошить аборигенов.
Вдруг их самкам мой запах интересен не будет? Возможности-то проверить у меня подобное свойство не было. События закручиваются с такой скоростью, что я ничего осмыслить не успеваю, не то что проэкспериментировать.
- Ворожи, - велел второй птиц и отошёл от меня, забыв про ласку.
- А где гарантии, что вы точно отнесете меня обратно? - не хотелось бы пролететь из-за того, что глупую меня могут кинуть и навек припахать к изготовлению амулетов.
- Мы дадим слово, - важно прокурлыкал второй птиц.
- Давайте, - хилая страховка, но хоть какая-нибудь.
- Клянемся отнести человеческую самку обратно, если волшебство сработает и лиоры нас выберут, - сформулировал первый птиц, а второй повторил за ним.
- Ворожи, - снова потребовал бездомный птиц.
- Эм... - протянула нерешительно. - Ваши перья основа для амулета... Так? - лихорадочно выдумывала ритуал позаковыристей.
Нет. Сначала у меня была идея выдать мальчикам свой бюстгальтер, раз уж эльфам он не достался. Поделить пополам и выдать... Но как его закрепить на птичках так, чтобы держалось и плюс спрятать так, чтобы никто не догадался в чем причина их повысившейся привлекательности? Впрочем, это не мои проблемы. Просто привычка делать все безупречно, толкала более тщательно подойти к задаче и не отделываться тяп-ляпом.
И вот как двух птицев себе подмышки затолкать и в такой вот диспозиции пробежаться по местности? Или существуют какие-либо другие варианты? Тарзан же смог как-то побрататься со мной. Только я того ритуала не помню. Без сознания была в этот момент.
- Подойди, - велела первому птицу.
Послушался, приблизился. И я принялась за наглое общупывание пернатого. Не знаю, что он там по этому поводу думал, но сносил моё исследование его прелестей стоически и молча. Только его соперник комментировал мои действия, потом довольно похабно.
- Ты ему крыло подыми, - советовал мне наглый птиц. - Лапу тоже подними, там много интересного.
На это его заявление страдалец, которому я не давала покоя, зашипел не хуже чем змея и поджал хвост. Это его действие меня жутко заинтриговало. Вопрос: "А что ты там прячешь?" так и рвался с губ. С трудом себя одернула, мысленно дав подзатыльник: "Птичьих поп раньше не видела?"
Далее не стала отвлекаться, сосредоточившись на ощущениях, довольно приятных, от поглаживания жёстких и одновременно гладких перьев.
- Да загляни ты ему под хвост. Там интересней, - продолжил издеваться второй птиц. - Блохи точно водятся, перо даю, - и такая святая убежденность в своих словах звучала в его курлыканье, что опять потянуло проверить.
- Ой! - воскликнула я, наблюдая как капельки моей крови скатываются по вдруг встопорщившимся перьям.
- Блохи?! - прошипел разъяренный птиц.
- Больно, - скривила губы, разглядывая порезанные пальчики и ладонь. - Прекращайте ругаться! - велела, взяв себя в руки. - Случай, кажется, все решил за нас. Эй, второй, подходи скорей, пока я кровью не истекла.
Упоминая любимую твою мать, с опаской провела по переставшим топорщиться после моих слов перьям первого птица и то же проделала со вторым, который насмешливо косил круглым глазом на соседа и старался держаться от него на максимально возможном в нашей ситуации расстоянии.
Прямо на моих глазах кровь впиталась в перья, чуточку перед тем попузырившись и пошипев, аналогично уксусной кислоте, вступившей в реакцию с содой. Птицы тут же засияли более ярким золотом, чем до этого, а я плаксиво скривила губы, порезы нещадно жгло. Хоть и мелкие были, но болючие.
- Залечи, - посоветовал мне первый птиц. - Ты сможешь.
- Как? - задала вопрос чуть не расплакавшись, кровь как медленно и сочилась ранее, так и сочилась.
- Ты сияешь. Ты сможешь, - уверил меня мой похититель.
Спорить с ним не стала, бессмысленно, поняла уже, что пернатые - существа в разы упрямей баранов. Просто положила сначала один пальчик в рот, пососала, в попытке немного снять боль. Помогло, не так стало жечь, принялась за следующий. И к тому моменту, как, повинуясь животному инстинкту, решила и мелкие ранки на ладони зализать, обнаружила, что на пальцах порезы уже затянулись. Не мудрствуя сильно, продолжила целительно-зализывательный процесс, порадовавшись при этом, что голову птицу гладила в тот момент, когда он перья встопорщил. Если бы это было бы крыло или воротник на шее из кинжально-острых перев, то я сейчас ходила бы как минимум без пальцев. А так, только чуток пострадала.
- Я проверять, - рванул с места второй птиц.
Ему так не терпелось попробовать, что даже не уточнил, точно ли я завершила процесс или нет. А я останавливать его не стала, задумавшись над тем, подействует ли моя кровь или нет, и если подействует, то сколько времени эффект продлится. Пока кровь не выветрится? Или она навечно в перья птицев впиталась? А если не навечно, то не будут ли птицы очень оскорблены тем фактом, что внезапно их привлекательность закончилась? Есть два варианта. Оставить все как есть, или попробовать что-то придумать. В первом варианте, придётся совсем забыть о существовании мира птицелюдей, и как и Буорони паковать чемоданы, да бежать куда-нибудь в Зимбабве, если магазин не купят. Неплохо устроюсь, кстати. Белокожая, светловолосая - экзотика для тех мест. Еще и пахну привлекательно. Быстро выскочу замуж за какого-нибудь тамошнего князька и стану с радостью плести ему соломенные юбки, да ловить страусов, дабы перьев надергать, для обновления короны. Чем не жизнь?
Не, я понимаю, что на поток награждение птиц-самцов привлекательностью ставить нельзя. Вымрут они. Потомство из поколения в поколение все более слабым будет, потому что самкам инстинктивный ориентир на сильного, запахом лишним собью. А в природе оно обычно все мудро и взвешенно устроено. А тут я, возьму и нарушу равновесие... Но два аборигена будут на моей стороне, если все удастся... И есть шансы разжиться перышками, притом бесплатно. Потому, пришло время для мозгового штурма. Что там птиц говорил? Свечусь, как жертва Чернобыльской аварии? Любопытно, и где это я столько радиации словила?
- Ты говорил, я свечусь. Как это? - по инерции всё ещё держала один из пальчиков во рту, на всякий случай, чтобы ранки не разошлись.
Как много времени понадобится моей пищеварительной системе, чтобы начать войну с местным аналогом дизентерии? Подумала об этом, ещё раз подумала... и оставила палец во рту. И так уже всё, что было грязного, слизала. Теперь только ждать результата. Надеюсь, к тому моменту блага цивилизации уже будут под рукой.
- Как маг сияешь, - грустные нотки проскользнули в его клёкоте. - Как наши заклятые враги...
- Маг? - вытаращилась на него и чуть не подавилась пальцем во рту, да до кучи забыла, что чего-то второй птиц запропал и возвращаться не торопится.
- Я их свечение хорошо знаю, - птицу не понравился мой здоровый скептицизм и он грудью бросился на защиту своих слов. - Сколько их убивать приходилось... - и заткнулся, нахохлившись...
Понял, гад, что что-то не то ляпнул.
- А с этого места поподробней, - блин, при мне даже какого-нибудь завалящего ножичка не имеется. Да я бы своим тапкам рада была. Уж животинок тапком — шкоду кота, который воровал сосиски из холодильника и подгрызал всё забытое на столе — гонять неплохо раньше получалось. Правда там больше гоняния было, чем реального ущерба довольному коту. - Вы меня убьёте?
- Нет. Самок мы только в бою убиваем, если они нападают, - успокоил меня нерадостный птиц.
- Утешил, - я тоже как-то остатки положительного настроя растеряла и буркнула вредно. - Что-то наш второй супер-мачо потерялся. Или он родичей не может найти? Не померли-то все во время землятрясения?
- Мы летаем. И реакция у нас быстрая, - были бы плечи, пожал бы ими. А так, просто головой повертел из стороны в сторону. - Гнёзда порушило... Построим новые.
- И часто так у вас? - время тянулось медленно, второй птиц не возвращался, потому приходилось скрашивать ожидание разговором, который мы оба неохотно поддерживали.
- Часто, - и снова грусть в курлыканье.
- Понятно теперь, почему у вас гнёзда повышенной комфортности такие, - вздохнула, с жалостью рассматривая грустящего птица. - Рушится часто, зачем строить основательно, так?
- Так, - согласился он тихо. - Умная самка...
- В долинах не селитесь из-за того, что опасно. Легко до вас и потомства добраться, - кажется, у меня мозговой штурм, направленный на наделение постоянной привлекательностью двух птиц, как-то не туда и слишком широко пошёл.
- У нас нет выбора, - мрачно отозвался птиц.
- Выбор есть всегда, - с вымученным оптимизмом заявила я. - Но не всегда его сразу заметить можно...
Свист откуда-то сверху заставил задрать голову и я еле успела отскочить в сторону, заметив, как что-то на меня несётся. Шмяк! Туша... Кажется, косулей была при жизни... Рогатой такой, тонконогой... Или косулем? От страха как-то бывшую живность опознать не получилось. А следом за трофеем птиц приземлился... Наш или не наш? Пригляделась, пытаясь справиться с трясущимися коленками. И вот почему они все на одну морду, на первый взгляд?
- Благодарность, - кратко выразился приземлившийся пернатый и ткнул когтем в труп косули. - В долину летал.
- О! - слова как-то кончились и меня хватило только на восклицание.
- Я полетел? - нерешительно переступил с лапы на лапу мой похититель.
- Под-д-дожди, - выдавила из себя, пытаясь совладать с не слушающимся меня языком. - Я попробую эффект закрепить, чтобы он постоянный был.
И вот почему не смолчала, а? Выдала все тайны производства, блин. На меня и шпионов не нужно. В состоянии стресса все тайны разболтаю всем встречным, даже без пыток.
Птиц послушно остановился, ожидая момента, когда я с шаманским бубном вокруг пляски устраивать начну. Да не было того бубна, а прыгать без него, как-то глупо показалось. Потому, представила невидимый кокон вокруг себя, из огня — его советуют против энергетических вампиров придумывать — а потом попыталась перенести ярко вспыхнувшую перед взглядом конструкцию на птица. Не сгорит, не? Вот и посмотрим, маг я или не маг... И выживет ли птиц после моих экспериментов. Мало ли что натворю незнаючи. С опаской сделала несколько шагов назад и зажмурилась... А если рванёт? И вот куда лезу, а? Сказали, что маг и тут же потянуло кого-нибудь угробить... Опыты ставить лучше на мышках, или на страусах, если в Зимбабве бежать придётся. А что? Со страусами это идея. Останавливать чем-нибудь эфемерным или на ходу перья выдирать невидимыми руками и на расстоянии. А можно потренировавшись на страусах... Пёрышки у золотых птиц выдирать на лету... А потом в Зимбабве... Ну или в этот местный Зимбабве больше никогда не возвращаться.
Когда глаза открыла, огненного кокона не было, взрыва тоже не было, а птиц всё так же переминался с лапы на лапу.
- Подействовало? - пробормотала вопрос в никуда.
И как теперь узнать? Подошла к подопытному, погладила по перьям, прислушиваясь к себе... Что-то поменялось в ощущениях... Кажется. Будем считать, что получилось.
- Теперь ты, - поманила пальчиком второго птица.
- Я полетел? - спросил первый.
- Лети, - отмахнулась от него, разглядывая с кровожадным интересом, второго подопытного.
Проделала ту же процедуру, что и с первым птицем, только в этот раз не жмурилась, внимательно наблюдая за тем, как кокон сжимается и впитывается в перья. Что-то это должно было дать. Только что? Узнавать буду опытным путём... Если в следующий раз при переносе в этот мир, в дверь будут ломиться разгневанные птицы, станет понятно, что ничего хорошего... А не станут... То не факт, что не поджидают в этот момент с дубинкой в лапах за углом. И как дальше жить?
- Стоять! - рык за спиной заставил подпрыгнуть на месте и вжать голову в плечи.
Когда вот таким убеждённым голосом заявляют, что надо стоять, то сразу же хочется руки за голову определить, показывая, что чист перед законом аки стёклышко. Прямо синдром волка из «Ну, погоди!» включается.
Птиц мгновенно воспарил вверх, подхватил меня когтями, довольно аккуратно в этот раз, и рванул ввысь. Хлопок, довольно громкий, отдался от отвесных скал... Один, второй... Хорошо, что землятрясение лишние камешки вниз поскидывало... А то мало ли. Снега рядом нет, лавин можно не опасаться. А вот камни сверху от выстрелов осыпаются или нет? И от криков: «Стой, идиот!» тоже? Так, стоп! От выстрелов? Это кто там такой умный? Из-за ветра в лицо и высоты, не рассмотреть было. Глаза сами непроизвольно закрывались, да дыхания и смелости не хватало, для того, чтобы желание куда-то там вниз смотреть возникло.
Летели мы не так и долго, птиц осторожно опустил меня на землю. Я и распласталась на ней, чувствуя, что какой-то предел способности переживать стресс внутри себя преодолён был только что. Вот сейчас... ещё чуть-чуть отдышусь... и истерика начнётся, обязательно.
- Маги, - с ненавистью проклекотал птиц.
- Эт-т-то за мн-н-ой, на-н-на-верное, пр-р-ришли, - выдвинула встречное предположение, выстукивая зубами чечётку. - Ох-х-р-р-рана.
Перевернулась на спину, пытаясь сдержать слёзы. Спина полыхнула болью, напоминая, что её зализать не получится. Не доросла я ещё до таких акробатических трюков. Проглотила комок в горле, пытаясь сохранить ясность сознания. Или всё-таки не за мной? Птиц сказал маги, а Лёша не маг, вроде. Просто охранник. Тарзан, может, и маг. Я обо всех его талантах не осведомлена. Мало ли что у него там за пазухой прячется, окромя самого важного инструмента для всех мужиков. Значит, точно не за мной... Тогда кто? Охотники за золотыми перьями?
С кряхтением приподнялась на локтях, постаравшись сесть, подтянула колени повыше и обняла их руками. Первый признак истерики, слёзы, всё-таки прорвались... Слезинка за слезинкой соскальзывали с ресниц, и я пока нечеловеческим усилием удерживала себя от того, чтобы не завыть зверем.
- Маги, - упрямо пророкотал злой птиц.
- Маги, - не менее зло согласился с ним мой похититель, опустившись на землю рядом со мной.
Обхватил крылом, прижал к себе... И тут я почувствовала, как замёрзла на самом деле, пока легко одетая, да магию творила... Тепло, блаженное тепло окутывало тело, но ногам холодно было... Босиком, да на земле... Второй пернатый подобрался ко мне поближе, поджал под себя лапы и телом, осторожно, как птичка, высиживающая яйца, накрыл мои ноги. И я разрыдалась... Захлёбывалась слезами, размазывала кулаками их по лицу, выла, скулила... Меня трясло крупной дрожью и я долго не могла успокоиться. Казалось, что вот сейчас, поток слёз истощится, вроде всё уже... Но тут же в голову лезли мысли о всех бедах, свалившихся мне на голову и шоу продолжалось. Даже не представляю, спустя какой промежуток времени смогла покрепче прижаться к птицыну боку, и, шмыгая носом, да время от времени вытирая рукавом слёзы и сопли, хоть как-то трезво соображать.
- Мне в магазин надо, - выдавила из себя сквозь всхлипывания.
И косулю жалко. Пришлось бросить её... Пригодилась бы, не травоядных мужиков кормить. Что-то как-то не везёт мне с местной едой. Как только меня покормить собираются, случается очередной катаклизм.
- Отнесём. Ты свою часть договора выполнила, - не стал артачиться первый птиц и убрал крылья.
- Держи, - поднялся с моих ног второй и тряхнул крылом, одним, вторым, потом хвостом...
Мне в руки спланировало три пера. Золотых, ярких, красивых, больших. Ту же процедуру проделал первый пернатый и я стала обладательницей ещё трёх пёрышек.
- Спасибо, - шмыгнула носом, не решаясь подобрать сокровища.
Руки испачкала, пока истерила... Вся измазанная теперь, как к такой красоте прикасаться такими лапами? Видимо, догадавшись о моих затруднениях, а, может, и по какому другому поводу, но первый птиц решил мне помочь. Подхватил пёрышки клювом и довольно ловко мне их в карман толстовки затолкал.
- Не потеряются. Добровольно отданные дороже стоят, - сообщил он.
- Одно себе оставь. Случится что, позови через него. Поможем, - продолжил раздачу инструкций к плюшкам второй пернатый.
- Имена, наверное, нужно, - вот не знаю я, как через перо кого-то там звать. - Не: «Эй, ты!» же орать.
- Кррракх, - выдал мне первый.
- Приятно познакомиться, Оля, - не сразу сообразила, что это вот непроизносимое сочетание звуков его именем и является.
- Каррракх, - теперь представился второй.
И как я это вот выговаривать буду? И ведь не обзовёшь их кратенько, Карами, к примеру. Их двое, а слово-то одно. Или пусть один будет Ара, а другой Кара?
- А я могу сократить ваши имена и переделать так, чтобы мне удобно было? - мало ли, может, у них кровавой и жуткой казни предают тех, кто осмеливается имена коверкать.
- Можешь, - милостиво позволил второй птиц.
- Тогда ты будешь Ара, а он Кара, - вздохнула с облегчением. - Надеюсь, не запутаюсь сама. Подойдут такие имена?
- Подойдут, - не стал спорить и первый пернатый.
- Отнесёте? А то у меня эльфы там перемрут, - протянула грустно, всё ещё продолжая сидеть на камнях и шмыгать носом.
Отвечать они не стали, Кара взлетел, подняв ветер своими крылищами, аккуратно подхватил меня своими огромными когтями и стал набирать высоту. Привычно зажмурилась, благо глаза и так превратились в щёлочки. И старалась не думать о том, что подо мной много-много метров высоты и с тем, как я мёрзла в этом приключении, мне грозит как минимум пневмония, а то и ревматизм и что-нибудь ещё столь же мерзкое. А так же о том, что ушлые маги могут выйти на наш след и попытаться как-нибудь сбить на лету... Одна надежда на то, что перья у птицев, как они хвастались, пуленепробиваемые. Представляю сколько стоит кольчуга из них. Удивительно, что кто-то из птицелюдей умудрился выжить, имея в наличии такую драгоценную шкуру... Кто откажется от кольчужки, непроницаемой для колюще-режущего и стрелкового оружия, притом весящей всего ничего? Давно уже должны были жадные людишки и нелюдишки истребить этот народ. А ведь выживают как-то...
Надо же, я своим похитителям сочувствую... Не повезло им быть настолько соблазнительно-бесценными для всяческой шушеры. Хоть заповедник устраивай и охрану мощную на границе выставляй. Жалко птичек. Не такие и плохие они. Слово сдержали и кинуть не попытались. И чувство юмора у них есть. Жалко, что они птички, а не люди. За любого из этих двух, хоть сейчас замуж иди... Вот если бы ещё физиологии совпадали, так вообще шикарно было бы. А так, придётся арам своим путём лететь, а мне своим... ползти. Поймала себя на мысли, что буду скучать по этим двум сумасшедшим и ушла в аут, в попытках осмыслить информацию. Пришла в себя только на земле. И то, довольно долго таращилась на открытую дверь магазина, прежде чем сообразила, что это такое. И где тут эльфийский десант бегает? Мне надо ещё из него перья вытрясти, да проверить, все ли живы...
- Спасибо, - с тоской посмотрела на птиц.
- Увидимся ещё, - бросил мне Ара, помахал мне крылом на прощание и поднялся в воздух.
- Зови, когда понадобимся. Все перья, что собрали эльфы в этот раз, твои, - уверенно произнёс Кара. - Ненужное сброшено было.
- Спасибо, - повторила как попугайчик, снова собираясь разрыдаться.
Ну вот почему мне так жалко с ними расставаться? Может, потому что на то время, что болталась с этими двумя гопниками, удалось забыть о проблемах магазина и поддержку получить? Мужского такого пернатого плеча... Выплакаться дали и ни словом не упрекнули. Классные они — птицы! Даже не смотря на то, что девиц умыкают...
- Пока, - тоже не стала прощаться насовсем.
Что-то мне подсказывало, что увидимся ещё с ними, обязательно. И я стояла, приложив руку ко лбу и долго-долго наблюдала за тем, как в небе исчезают две золотые точки.


@темы: Влипла

URL
   

Бред

главная