litka-U
Глава 2
Ночь любви по-чёрновластелински

- Э-э-э… кхе-кхе-кхе, - покашливание вмешалось в мою прострацию и намекнуло, что в комнате я как бы не одна.
- О! – выдала сипло. – А где тут у вас туалет? – спросила еле слышно, с трудом справляясь с артикуляцией.
- О! – повторил за мной гад из кабинета.
- А! – передразнила его. – Где туалет, спрашиваю? Не аллё, не? Тогда делаю лужу прямо здесь, раз белого друга нет в наличии.
Злость просыпалась, вновь. О, как она просыпалась! Через зубовный скрежет, мысли о жестокой мсте… И всю идиллию возрождения потухшей было ярости, разбил подвёдший в самый неподходящий момент организм. Чреваты полёты на драконах! Точнее в драконьих зубах! Нет, у драконов в зубах! Или в драконах в зубах? Кажется, я запуталась. После пережитого стресса не мудрено. Когда летишь вот так вот над пропастью, быстро начинаешь жалеть, что не имеется в запасе хотя бы самого завалящего памперса.
- Там, - отмер гад и приглашающе махнул рукой в сторону одной из дверей, имевшихся в этой комнате. – Вам помочь? – спросил учтиво.
- Спасибо, с этим процессом справлюсь сама, - гордо задрала нос и попыталась сползти с кровати. - Знакомые все лица, - пробурчала еле слышно, поняв, что от чего бежала к тому и пришла.
Меня крючило, меня корячило. Ноги и руки не хотели слушаться, потому пришлось изображать разведчика на чужой территории. Они, как и я, во вражеском тылу, предпочитают передвигаться по-пластунски.
Какой же большой была эта проклятая кровать! Ну, вот к чему этому гаду такой аэродромный сексодром? На нём штук пять боингов можно приземлить, и им тесно не будет. Для маленькой, уставшей, обессилевшей меня, наблюдался явный перебор с препятствиями на пути к так нужному мне сейчас белому другу.
- О! – удивлённо приподнял бровь гад.
- Хватит пялиться! - скрипнула зубами, люто ненавидя сейчас весь мир.
Гад же, вместо ответа, обошёл кровать с другой стороны и принялся любоваться на мою пятую точку. Иной причины для подобной рокировки не нашла. И как-то очень быстро вспомнилось, что на мне только пончо, туника, корсет из покрывала, полупрозрачное короткое платьишко и больше ничего. Извечное женское любимое, при надетой короткой пышной юбочке в ветреную погоду: «Ой, задирается! Что делать?» мгновенно перекрыло все остальные дискомфортные ощущения, и я поползла в два раза быстрее, умудряясь при этом одной рукой придерживать пончо на попе, а второй помогать себе двигаться вперёд. Дистанция преодолевалась бодро, в энерджайзерском режиме. Третье дыхание не заставило себя ждать, черепахам только завидовать оставалось.
- Нда, - подытожил наблюдения за моими мучениями гад и нагло помог мне ускориться.
Обошёл кровать снова, подхватил меня подмышки и помог встать на пол. Ну, вот! Все лавры по дохождению до финиша ему достались! А он всего лишь подгадал момент, когда я сама уже практически всю дистанцию преодолела. Гад, он и в Африке гад!
К нужной двери подбиралась осторожно, на подгибающихся ногах, шатаясь как пьяная. Победив капусту, которая была наверчена на меня мною же (а сделать это было сложно, трясущимися руками-то), вернулась в спальню к гаду. Темноволосый мужик - косая сажень в плечах - сидел в кресле у камина и созерцал пляску языков пламени в нем.
- Раздевайся! - велел он бесстрастно.
- Тебе надо, ты и раздевайся, - буркнула недовольно и сделала шаг к своей сумочке.
- Не сделаешь сама, тебе помогут раздеться, - гад многозначительно помолчал. - До мяса, - завершил он спокойно.
- Так ты извращенец! - покивала головой. - Некрофил-маньяк. Все с тобой ясно. С живой и здоровой женщиной не можешь. Только на расчлененные трупы стоит? Да? Сочувствую, - и сделала еще один шаг к сумочке.
Нарываюсь, да. Но Остапа понесло, и ярость-таки вышла из временного коматоза. В таком состоянии мне море по колено было!
- Шутница, - констатировал гад равнодушно. - Если после знакомства с моим палачом так же шутить будешь - отпущу.
- Сама уйду, - добралась до своей сумочки и с трудом подняла ее, болело все, чувствовала себя дряхлой старухой не способной ни на что.
- Пособия не забудь. Палач найдёт им применение, - кивнул он на вторую сумку.
- Мне они без... - начала фразу и не закончила ее. - А ты откуда знаешь, что в сумке лежит? Подглядывал? - красная пелена застила глаза. - Развлекался? - уперла руки в бока и повысила голос. - Ржал надо мной?! - сумочка полетела на пол, а я пошла на невозмутимого гада, в наступление, уже совсем не соображая что происходит и что я творю. - Специально все подстроил, урод?! - кричать не получалось, больное горло не позволяло, потому я довольно экспрессивно шипела. - Убью! - процедила сквозь зубы и вытянула вперёд руки, собираясь ногтями выцарапать глаза гаду.
- Стоять! – тихо, но очень убедительно сказал мужик, даже не соизволив подняться с кресла.
- Сам стой, - огрызнулась я, и не думая останавливаться.
- Стой! - немного напряженно сказал гад и вскинул руки.
В воздухе запахло озоном и что-то ярко сверкнуло прямо у моего лица. Отмахнулась от раздражающего фактора, как от надоедливой мухи. И громкое: "Бумц" не заставило меня свернуть с пути к вожделенной цели - тёмным гляделкам гада.
- Полоумная! - воскликнул раздраженно мужчина и снова поднял руки, делая такое движение пальцами, будто что-то стряхивал с них.
Опять отмахнулась от чего-то сверкающего, пролетевшего возле моего лица.
- Бумц! - взрыв стал результатом этого движения.
Огненным цветком расцвело в воздухе то, что должно было врезаться в меня.
- Еще и дрянью всякой швыряешься?! – озверела я окончательно.
Под ноги попалась та самая злополучная сумка с пособиями, которые пришлись очень кстати. Жалко, нет Ред Булла, который окрыляет. Зато, есть злая я! Стоило только протянуть руку к сумке, как она зависла прямо передо мной. Ухватила её за низ, перевернула, хорошенько тряхнула и из неё посыпались колоритные предметики. Не долетая до пола, они повисли в воздухе, реагируя, не иначе, на мои мысленные призывы показать гаду, где раки зимуют. Осталось только отправить их в полёт.
- Я не умею развлекаться и ржать, - поведал мне мрачный гад, готовясь запулить в меня чем-то сверкающим. - Я не лошадь.
Зависла, пытаясь постигнуть логику мужчины. Как могут быть связаны лошади и способности к развлечению? Гад воспользовался заминкой и швырнул в меня что-то явно опасное. Отмахнулась чисто машинально, на рефлексах. Последствия это имело самые неожиданные. Мои снаряды пошли в атаку, повинуясь этому случайному мановению руки.
- Бумц! - очередной взрыв, рассыпавшийся разноцветным фейерверком прямо в воздухе.
- Красиво, - сказала задумчиво, все еще пытаясь разобраться с высказыванием гада.
- Это? - с непередаваемой интонацией спросил мужчина.
- О! - покраснела я, осознав, чем собиралась в гада кидаться.
Да и тюнинг пособиям был проведен знатный, опосля их встречи с тем, чем гад кидался, еще и в особо короткие сроки... Достоинства обзавелись крылышками и сейчас кружили разноцветным роем вокруг мужчины.
- Я колдую? - дошло до меня с приличным опозданием. - Ой! - в шоке посмотрела на свои руки, сказала: - Чушь, - и грохнулась в обморок.
Пришла в себя от разрывающего грудь кашля. Дышать было нечем, и я сразу не сориентировалась в том, что происходит. Кажется, меня волокли за ноги, пахло гарью, и не видно было ни зги. Да и обратно в обморок очень хотелось вернуться. Ну, очень, организм прямо-таки требовал этого. Пришлось бороться с собой, и с тем, кто тащил меня по грязному полу куда-то в неизвестность.
Дёрнула правой ногой, в попытке вырваться. Не получилось, держали крепко. Дёрнула левой – аналогично. И не разглядеть сквозь дым, кто это там такой гадкий меня тащит? Увидеть это смогла только в коридоре, там дым не таким густым был.
- Ты? – недовольно спросила гада.
Он ответил злым взглядом и скрипнул зубами.
- Убирай! – мотнул мужчина головой, отгоняя крылатые пособия.
- А что мне за это будет? – закашлялась, дыма в коридоре становилось больше. – И, может, ты, наконец, выпустишь мои ноги, и мы пойдём с тобой куда-нибудь в другое место, где пожара не имеется? И где это мы? Что горит? И почему горит?
- Убирай! – вновь потребовал гад, сверкнув на меня тёмными глазами. – Не сделаешь, закину обратно в спальню. Дверь запечатаю снаружи. Огонь быстро заставит тебя передумать.
- Слушай, ты так эффектно всякими спецэффектами разбрасывался, - задумчиво прошептала я и, откашлявшись, добавила. – Неужели банальный пожар потушить не в силах? И технику безопасности ты не соблюдал! Дилетант! – сложила руки на груди, окинула мужика скептическим взглядом. – Слабак! Ноги отпусти, Копперфильд доморощенный! Пожар ему слабо потушить!
- Не тушится, - процедил сквозь зубы мужик и тоже закашлялся.
- А чем тушил? – завелась с пол оборота, готовясь к тому, чтобы попытаться ещё раз чего-нибудь колдануть, дабы избавиться от назойливого общества гада.
- Магией, - посмотрел на меня как на идиотку мужчина и отпустил-таки мои ноги.
- А водой или песком не пробовал? – спросила тихо-тихо, ласково-ласково.
С кряхтением, поднялась на ноги и тут же об этом пожалела. На полу дышалось легче, чем сейчас. Подумав, присела на корточки и попыталась голову пригнуть как можно ниже. Мои уставшие, перетрудившиеся ножки протестовали против такого издевательства. Но кто ж их спрашивать будет?
- Нет, - сказал, как отрезал. – Убирай! – потребовал он, указав рукой на разноцветный рой.
- Неа, не буду, - хмыкнула, скорчив рожицу из-за того, что голову поднять пришлось, чтобы мужчину видеть. – Если бы сам мог, меня бы не просил. Как только уберу, сразу же на мне отыграешься. А мне оно надо? Я вообще-то собираюсь отсюда уйти. Угореть желания нет. А ты пока своих дядей лифтёров зови. Пусть бегут сюда и вёдра не забудут. И пожарников надо вызвать.
- Уйти? – ровно спросил мужчина. – Попробуй!
- Слушай, ты решил самоубиться, так? Поэтому до сих пор тут тусуешь? – поднялась с корточек и упёрла руки в бока. – А я-то к этому каким боком? Если хочется свести счёты с жизнью, флаг тебе в руки, мыло в зубы и верёвку на шею! А я молода, и пока умирать не собираюсь. Опять же, мне домой, к родителям вернуться надо. Короче, у меня дел вагон и маленькая тележка, в отличие от тебя. Посторонись! – попёрла на гада, угрожающе скалясь и даром что не рыча.
Рой согласно зажужжал и усилил натиск на мужчину, который в очередной раз вскинул руки, собираясь что-то опасное и сверкающее кинуть в меня.
- Тебе одного пожара мало? – спросила устало. – Ты вообще своё имущество спасать собираешься?
Молния была внушительной, блестела ярко, метнулась быстро… Привычно уже отмахнулась:
- Бумц! – разлетелась опасная гадость огненными искрами во все стороны.
Пособия, под воздействием этих искр, стали видоизменяться. У каких-то лапки отросли, какие-то размеры поменяли, в большую сторону, а красное пособие даже волосками, огненно-рыжими обзавелось на всей поверхности.
- Чернобыль? – спросила сама у себя вслух. – А грибы с глазами у тебя тут тоже имеются? – обратилась уже к гаду. – Можешь не отвечать, - остановила его, стоило ему только рот открыть. – Пожар тушить надо… Вот всегда так. Мужчина наворотит, а женщине приходится и коня на скаку останавливать, и в горящую избу входить. Ты кроме молний и всяких сияющих шариков вообще что-нибудь ещё умеешь?
Мужик, кажется от возмущения, дар речи потерял, а как только его обрёл, прошипел:
- Сгною в тюрьме!
- Посади туда сначала, - парировала вредно и повернулась к мужику спиной. – Кажется, не горит… - пробормотала озадаченно, пытаясь понять, почему в коридор так мало дыма поступать стало.
Времени, пока мы с гадом спорили, прошло прилично, и дым просачиваться из комнаты в коридор перестал. В спальне уже ничего не горит? Или пожар потух? И как бы узнать?
- Дыма мало почему? – требовательно спросила у мужика, который подошёл ко мне поближе и явно собирался меня прямо здесь и сейчас придушить.
Дело плохо, совсем плохо… Когда он всякой гадостью в меня бросался, достаточно было отмахнуться. А если решит действовать грубой физической силой, как лифтёры? Не отобъюсь же!
- Слушай ты! – холодно сказал гад, оказавшись как-то очень близко ко мне. – Не смей со мной так разговаривать! – вцепился рукой в мои волосы и намотал их на кулак, заставляя запрокинуть голову. – Я и так слишком терпелив, позволяя тебе вообще говорить! С этого момента, любое непослушание – удар кнутом. Много-много хамства и непослушания – каменный мешок с крысами… Много болтовни – отрежу язык…
- Испугал, - фыркнула я, не дав ему договорить. – Без проблем. Давай каменный мешок. Далеко от пожара, хорошо, прохладно. Крысами буду питаться. А ты будешь ходить вот с этим, - повела глазами на пособия, которые угрожающе жужжали. – Всю оставшуюся жизнь. И наслаждаться.
- Под пытками, ты согласишься на всё, что угодно. И уберёшь это без лишних просьб, - пообещал гад.
- Боюсь, - сделала честные глаза. – Ой, как боюсь! Но русские женщины не сдаются, - добавила шёпотом.
- А русские женщины молчать умеют? – ядовито осведомился мужик.
- А зачем? – и этим вопросом ввела в ступор забывшего о ярости гада.
- Затем, чтобы меня не раздражать! – нашёлся с ответом мужчина.
- У тебя глаза красивые, - заметила безмятежно, невинно хлопая ресницами.
- Да? – озадачился гад и даже выпустил мою шевелюру из рук.
- Честно-честно, - шажок назад, ещё один, и ещё один.
Чем дальше от неадеквата, тем лучше. Опасный какой-то гаремосодержатель в этих местах водится. От такого лучше на расстоянии находиться.
- Развлекаешься? – вернул мне мой прошлый наезд мужчина.
- Я? – состроила недоумевающую мордочку. – Не, ни в коем разе! – скрестила за спиной пальцы, так, на всякий случай.
- Издеваешься? – сделал шаг ко мне гад.
- Нет, конечно! – смотрела на него кристально честными глазами, не забывая о стратегическом отступлении и тоже делая шаг, только назад. – Упс, - произнесла тихо, почувствовав, что спиной упёрлась во что-то упруго-резиновое, не пропускающее меня дальше.
Скосила глаза, пытаясь разглядеть, что там у меня за спиной. Обнаружился вход в спальню гада, и упиралась я спиной во что-то мне невидимое. Либо плохо глаза скосила, либо зрение обманывает, либо обманывают ощущения, либо гад колдует… Но руками, вроде не машет, что же тогда мне мешает пройти?
- Замолчала, - удовлетворённо констатировал мужчина прямо у самого моего уха.
- Ещё чего! – вздрогнула и вернула внимание персоне гада, который стоял рядом со мной недопустимо близко.
Рой, летающих пособий, вместе с ним тоже переместился ко мне недопустимо близко. Даже мешаться стал, и отвлекать внимание. До этого я как-то на него и внимания не обращала, автоматически цензуря то, что видела. Теперь же не отцензурить было. Перед самым носом летало, смущало и выбивало из колеи.
- Брысь, - мотнула головой, отгоняя назойливое красное пособие, которое перед глазами мельтешило чаще всего.
Рой послушался, отлетел на расстояние, теперь не мешая гаду в упор разглядывать меня и брезгливо морщиться:
- Красотка! – ядовито выдал он.
- Сам такой! – заслуженно обиделась я и потёрла кончик носа, чесался.
Не иначе, к пьянке. Или всё-таки, к драке? Глянула на руку, которой касалась лица, какая-то неправильность вот только сейчас бросилась в глаза. Кожа была в пятнах сажи, которых и не могло не быть, так как гад вытаскивал меня из комнаты, которая горела… Это я вся такая красивая? Понятно теперь, почему голос мужчины сочился ядом…
- А ты почему чистый? – с подозрением спросила у гада.
Может, он специально меня в золе вывалял? Поиздеваться решился? Стоит только вспомнить реалити-шоу, которое он устроил из моей комнаты, как подозрения начинают превращаться в твёрдую уверенность, а злость возвращаться.
Гад, наверное, что-то такое почувствовал, потому что снова ухватил меня за волосы, и намотал их на кулак.
- Строптивая, - окинул меня изучающим взглядом. – Неплохая игрушка. Это будет интересно… - задумчиво протянул он и скривился, разглядывая мою одёжную капусту.
- Что? – спросила с опаской, не нравился мне хищный блеск в глазах гада.
- Брак, - ответил мужчина ровно и впился мне в губы жёстким поцелуем.
Использовал приём под названием «Самый лучший способ заткнуть рот женщине», подлец! Кулачками упёрлась мужчине в грудь, и попыталась оттолкнуть. Он был сильнее, много сильнее, да и держал за волосы крепко, не давая рвануться в сторону. И невидимая стенка за спиной легонько пружинила, но увернуться не давала.
- Нахал! – рявкнула возмущённо и попыталась ударить гада по лицу, стоило мужчине прервать поцелуй. Не удалось. Гад он и в Африке гад, увернулся. – Отпусти! – дёрнулась, заметив, что темноволосик нацелился на продолжение банкета. – Ты собирался меня в каменный мешок бросить! – припомнила ему недавнюю обиду. – А всё туда же, целоваться!
- Тебе каменный мешок нравится больше поцелуев? – удивился гад, отвлёкшись от гипнотизирования моих губ взглядом.
- Мне не нравится слово «брак»! – откровенно поведала о своей фобии – не желании идти замуж.
- Хорошо, пусть будет замужество, - не стал спорить гад и снова нацелился на продолжение.
- Ты мазохист? – отвлечение внимания – наше всё в сложной ситуации.
- Почему это? – спросил гад, скорчив задумчивую рожу.
- Я грязная, - начала перечислять причины того, почему считаю его мазохистом.
- Угу, - подтвердил он.
- Страшная, - загнула второй палец на правой руке.
- Угу, - не стал отрицать.
- Так ты согласен с тем, что я страшная?! – возмутилась его гадскому поведению.
- Согласен, - даже кивнул для надёжности.
- Ах, вот как! – скрипнула зубами, и взяла себя в руки.
Выдрать волосья этому подлецу всегда успею. И чем больше счёт накопится, тем больше волосьев выдрать можно будет. – Хорошо, продолжим, - сказала обманчиво ласковым тоном. – Раз уж ты не отрцаешь… Грязная, страшная, молчать не умею, магии не поддаюсь. Палачу отдать грозился, в каменный мешок засунуть тоже. Но при этом жениться собираешься. Настоящий мазохист.
- Почему собираюсь? – удивился мужик. – Уже.
- Так ты ещё и женат? А целуешься со мной, не стыдно? – гаремовладелец, что и требовалось доказать.
- С женой, имею право, - хмыкнул гад. – Хватит болтать, - дёрнул меня за волосы и сильнее прижал грудью к невидимой стенке.
- Ты ещё про супружеские обязанности речь толкни, для достоверности, - лихорадочно переваривала информацию про уже и мою жену. – Я за тебя замуж не выходила… Что-то ты темнишь, дорогой, - съязвила, не удержалась.
- Зато я женился, - спокойно ответил счастливый новобрачный.
- Поздравляю! – дёрнулась снова, пытаясь высвободиться. – Вот жену и…
- А я жену и… - передразнил меня гад.
- Я за тебя замуж не выходила! – попыталась достучаться до думалки бредящего гада.
- А и не надо было, - пожал плечами мужчина и потянулся свободной рукой к моим верхним девяноста. – Женился я, не ты.
- Руки убери, - отмахнулась от наглой конечности гада, норовившей нащупать что-то интересное сквозь несколько слоёв ткани. - И когда это ты успел, жениться-то? Мы с тобой знакомы-то от силы несколько часов. И что-то никаких брачных церемоний я не заметила.
- Ты поборница всех этих пошлейших, устарелых взглядов на брак и брачные церемонии? – задав вопрос, он и не подумал отвлекаться от процесса нащупывания интересного.
- То же самое говорил наш сосед дядя Вася, когда заманивал меня в гараж и рассказывал, как в том гараже мне хорошо будет, - хмыкнула скептически и вцепилась в руку гада, пытаясь оторвать её от предмета ощупывания. – Значит, брака не было. Ничего ты не женился! Просто на секс раскручиваешь!
- Было, - невозмутимо продолжил мужчина, убрав-таки руку с моей груди.
- Не было, - процедила сквозь зубы упрямо, ситуация бесила неимоверно.
- Было, - упрямо повторил гад и не думая меня отпускать.
- Не было! – вышла из себя и попыталась отпихнуть нахала. – И вообще, ты меня страшной назвал! – скорчила зверскую рожу, продолжив пихаться. – Отпусти!
- На руки посмотри, - выпустил мои волосы из захвата мужчина.
- О! – выдала многозначительно, пытаясь понять, что обозначают десять колец, надетых по одному на каждый пальчик обоих рук. – А на ногах тоже пальцы есть, - кинула вредно. - И что это значит?
- Это значит, что было, - довольно ответил гад и сделал шаг назад.
Умный, быстро учится. Подозревает, что новость мне не понравится? Правильно подозревает.
- И когда успел? – счёт к гаду рос прямо на глазах, пунктов претензий становилось бесконечно много.
Но я спокойна, я почти совсем-совсем спокойна и не зла. Говорят, что месть – блюдо, которое нужно есть холодным. Вот и постараюсь придержать его чуть-чуть и не бросаться с кулаками на подлеца. Кулаками я ничего ему не сделаю. Физически он сильнее меня, это мы уже выяснили. Но есть же ещё колдовство… Я колдую… Ёлки-палки, неужели могу колдовать? До сих пор с трудом верится. Вот и проверим способности, когда всю степень вины гада выясним. Послужит подопытным кроликом.
- Когда из пожара вытаскивал, - охотно ответил нахал.
- Кольца только что появились, - это-то помнила отлично, недавно на пальцы смотрела, ничего лишнего не заметила, кроме пятен сажи.
- Подарок к свадьбе, - флегматично сказал мужчина и отошёл от меня на ещё один шаг.
- Врёшь, - вздохнула устало, и сползла по упругой стеночке вниз. – Ты всё врёшь… Какой же ты всё-таки, гад!
- Я? – с недоумением спросил мужчина.
- Ты, - припечатала уверенно. – Гад, чешуйчатый гад! Украл! Пытался убить! Хотел изнасиловать! И назвал страшной! Гад! – всхлипнула, стресс пошёл на приступ, и слёзы навернулись на глаза. Стало так жалко саму себя, что выть захотелось. – Ещё и притворяется, что женился… и издевается, - пожаловалась сама себе, залившись слезами и уткнувшись лицом в ладони. – До слёз довёл… - подытожила невнятно. – Гад… Домой хочу-у-у…
- Палач! – рявкнул мужчина.
Я так увлечена была собственным горем и сочувствием себе несчастной, что не придала значения этому крику… а зря. На зов явился – соткался прямо из воздуха – колоритный мужчина. Весь заросший волосами, абсолютно весь… Даже борода да усы, казалось, не только под носом, но и на нём растут. Из густой поросли на лице любопытством поблёскивали маленькие глазки, а длинные руки смущённо жамкали кожаный фартук, который являлся для этого персонажа единственной формой одежды. А зачем ему какая-то ещё? Ему и в имеющейся шёрстке тепло, наверное. А блохи у этого гориллообразного существа имеются? По-любому, от такого лучше держаться подальше. Мало того, что должность пугающая, так и внешность совсем не симпатичная.
- Самагон принеси! – велел гад палачу. – Видишь, у дамы истерика?
- Мигом, - обрадовался неизвестно чему волосатый дядька и испарился.
Появился он, действительно, через миг, наперевес с огроменной – не менее литров пяти – банкой, заполненной мутноватой жидкостью.
- Стаканы, - жестом фокусника гад достал прямо из воздуха фужеры тонкого стекла, которые напевно-нежно зазвенели, соприкоснувшись боками. – Закусь, - второй рукой оттуда же мужчина добыл тарелку с… пустую тарелку. – Мыши сожрали, - сказал смущённо и отправил тарелку восвояси.
- Я позаботился, - важно произнёс палач и достал из кармана на фартуке задубелую, солёную рыбину, высвободив руку и чудом удерживая одной конечностью огромную банку. – Нюхать можно, - со знанием дела произнёс он.
- Давай сюда, - протянул руку к закуси гад.
- Стол? – спросил палач.
- К чему? – пожал плечами гад, и достал из воздуха белоснежную скатёрку, расшитую серебром.
Постелил её прямо на пол, передо мной. Я даже про плач забыла, стоило только разок отнять руки от лица, как заворожило действо, которое разворачивалось перед самым носом. Со сноровкой пропойц со стажем, мужики накрывали простенькую поляну. Вобла посередине скатёрки, банка с краю, фужеры в количестве трёх штук.
- На троих соображаете? – не удержалась, спросила. – А кто третий? – двое участников банкета, явно прямо передо мной, а вот третья личность…
- Ты, - невозмутимо отозвался гад и скомандовал палачу. – Наливай!
Довольно ловко волосатый справился с поставленной задачей, ни капли мимо не пролил, пока наполнял штучную тару.
- Пей, - подхватил один из фужеров гад и поднёс к моему лицу.
Вполне узнаваемый запах сивухи шибанул в нос и я поморщилась недовольно. Шмыгнула носом и отрицательно мотнула головой.
- Пей, - опустился на пол рядом со мной гад и использовал свой самый любимый трюк с наматыванием моих волос на кулак.
- Мужлан, - отозвалась хмуро, и снова шмыгнула носом.
- Пей, - терпеливо повторил мужлан, и под задумчивым взглядом палача легонько дёрнул меня за волосы.
- Помочь? – деловито осведомился гориллообразный.
- Гады, - фыркнула на них.
Рот открыла зря, мужчина воспользовался моментом и поднёс фужер к моим губам, да запрокинул его так, что жидкость полилась частью мне в рот, частью мимо. Закашлялась, поперхнувшись от неожиданности. Гад выпустил мои волосы из захвата, стоило мне только ухватиться за фужер, в попытке запить кашель. Удивительно, что самогон носом не пошёл, а почти весь, попавший в рот, провалился по пищеводу в желудок. Горло опалило огнём, аж слёзы выступили на глазах.
- Нюхни, - подсунул мне под нос заскорузлую рыбину гад.
- Как такое есть можно? – прерываясь на кашель, спросила я.
- Такое есть нельзя, - ответил гад.
- Нюхать можно, - прервал его палач.
- А-а-а… - протянула с сомнением и нюхнула.
Запах тоже вышибал слезу, и вызывал кашель. Клин клином выбить неплохо удалось, даже выдохнуть получилось без потерь и позывов на рвоту.
- Хорошо пошла! - тяпнул фужерчик самогоночки палач и крякнул, выдохнув.
- Хорошо, - согласился с ним гад, тоже махом опустошив свою тару.
- Хорошо, - не стала отрицать и поплывшая я.
Мне, правда, стало очень-очень хорошо. Отпустил стресс, перестали дрожать руки, подёрнулись дымкой неприятные воспоминания, потеплело в груди и захотелось возлюбить весь мир.
- А что это такое? - спросил палач, ткнув пальцем в сторону пособий, которые держались от нас на некотором расстоянии.
- О-о-о... - протянула, чувствуя себя несколько неудобно. Потому охотно приняла полный фужер из рук гада. - Это, - отхлебнула огненной жидкости для храбрости. - Современное искусство. Имрес... Не, сюрреализм, вот!
- А по мне, реализм, с элементами фольклора, - блеснул эрудицией гад и подлил в мой фужер самогона. - Другими словами, заборный юмор.
- Ничего он не заборный, - обиделась я.
- А что тогда обычно пишут на заборах в твоём мире? - заинтересовался гад.
- Ничего, - буркнула, расстроившись, стоило только вспомнить ЧТО изображают на заборах в моём мире.
Вот уж точно, заборный юмор удалось воплотить в жизнь. Глянула с досадой на пособия и буркнула:
- Сгиньте с глаз моих!
Сгинули… Куда только, я так и не поняла. Может быть, в другое измерение? Или просто рассеялись как дым? Третий, пригубленный фужер, творил с моим восприятием что-то странное. Перед глазами всё плыло. И почему-то очень хотелось петь.
- Вот и правильно, - одобрил исчезновение пособий гад и нюхнул рыбу, прежде предложив это сделать мне.
Но я отказалась, памятна ещё была реакция на предыдущий опыт близкого знакомства с этим жалким родственником балыка. Попойка и без занюхивания удалась… Или нет?

@темы: Суженый мой, ряженый