Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:19 

Мямля для одиночки. Глава 3

litka-U
Глава 3
Породистая кобылка


Долго наслаждаться покоем мне не дали. Стук в дверь возвестил, что ко мне вновь пришли. И церемониться не стали, двери открылись сразу же после стука.
- Ваше Высочество, - присела в подобии земного реверанса фрейлина. – К вам врач. Приказ Его Величества.
«Даже так» - произнесла мысленно, и вместо ответа кивнула, давая понять, чтобы впустила визитера.
Врач, как и полагается, был одет в зелёную тунику, длинной до пола, и на голове у него красовалась такого же цвета круглая шапочка. Пришёл мужчина в сопровождении жеманного пажа, который окинул меня презрительным взглядом и, не спросив разрешения, нагло развалился в кресле.
- Давайте быстрее, - голос у пажа оказался высоким, тонким и препротивным.
На смазливом лице молодого человека можно было прочитать, как ему не нравится находиться в моих комнатах. В брезгливой улыбке кривились его губы, а рука непроизвольно сжималась в кулак, стоило пажу остановить свой взгляд на мне. Разодетый в цвета герцога Рэйфо, молодой человек не скрывал неприязни и время от времени подносил надушенный платочек к носу, всем видом выражая презрение ко мне, и окружающей его обстановке.
Кажется, мне удалось лицезреть фаворита своего будущего мужа, ещё даже не успев выйти замуж.
- Выше Высочество, - в отличие от пажа, лекарь своего презрения мне не демонстрировал и почтительно склонил голову, отдавая дань моему титулу и моей принадлежности к правящему дому. – Здесь приказ Его Величества, - протянул мне сложенный вчетверо лист. – Ознакомьтесь.
- П-п-пре-д-д-дставьтесь, - заикающаяся принцесса представляла собой, наверное, в глазах пажа жалкое зрелище, потому что он фыркнул и сморщил нос брезгливо, в ответ на мою просьбу.
- Лекарь Арнэ, - вновь склонил голову в лёгком поклоне врачеватель.
- В-вы? – обратилась к пажу, прежде забрав послание Его Величества у лекаря.
- Виконт Нобрэ Арнэст, - молодой человек даже не стал вставать с кресла, и я его невоспитанность оставила без внимания.
Просто внимательно, прищурившись, осмотрела с ног до головы, пытаясь понять, верны ли мои выводы о его статусе при будущем супруге. У пажа была довольно известная фамилия. Дом Арнэст славился своим богатством, родовитостью – род вёл свою линию аж от времён Великих Смут, тогда многие семьи поднялись на бесконечных войнах и переделах власти – и, неплохим магическим даром, передающимся отпрыскам старинного древа по наследству. Богатая одежда, в цветах дома герцога Рэйфо – синее на голубом, вышивка золотом – жеманные манеры, и явное неуважение к особе королевских кровей. Фаворит, не иначе.
Развернула лист тончайшей бумаги и принялась вчитываться в строки, написанные королевским секретарём, его идеальный, ровный почерк мне был хорошо знаком. Только подпись принадлежала руке Ормея Второго. Впрочем, сам текст послания тоже был надиктован им. Несколько раз перечитала, не в силах поверить в увиденное, закрыла на миг глаза, пытаясь справиться с гневом и одновременно желанием расплакаться.
Рука не дрогнула, когда я положила листок бумаги на столик. Кивнула головой, пытаясь справиться с Эриалиндой, которая внутренне уже забилась в истерике. Совладать с её желанием упасть на колени и попросить сжалиться, было очень тяжело, но я справилась.
- Ид-д-демте, - первой направилась в сторону будуара.
Лекарь проследовал за мной, виконт же соизволил подняться с места и пошёл следом.
Фрейлины, которые молчаливыми тенями жались у дверей, так же не стали ждать особого приглашения. Им следовало засвидетельствовать документ, который должен был составить лекарь Арнэ, согласно королевскому приказу.
Одна из фрейлин скользнула следом за мной за ширму и помогла справиться с платьем. Оно было лишним на этом освидетельствовании. Как и бельё. Снять пришлось всё. И выйти к ожидающим в чём мать родила. Чего мне стоило не прикрыться руками, а, опустив очи долу, выйти из-за ширмы, никто никогда не узнает. Но губу я прокусила до крови, и тонкая струйка тёплой, алой жидкости побежала по подбородку.
Виконт вновь брезгливо поморщился, увидев меня обнажённой. Лекарь сохранял профессиональное спокойствие. Фрейлины же, и так видели это зрелище каждым утром и вечером. Но даже они отводили взгляды, чувствуя себя неуверенно и не в своей тарелке.
Герцог решил меня начать унижать ещё не успев толком жениться. Хорошенькое начало нашего с ним брака. Покорно осталась стоять на месте, пока господин Арнэ поднимал с моих плеч и спины распущенные сейчас волосы, открывая придирчивому взгляду шею. Виконт Арнэст, обошёл вокруг кругом, разглядывая меня пристально, как рабыню на невольничьем рынке. Потыкал пальцем в мои рёбра и задумчиво произнёс:
- Худа, груди нет. Это хорошо. Его Светлости понравится. Вы уверены, что она сможет выносить наследника? – спросил он у лекаря с сомнением. – Бёдра узкие.
- Её Высочество абсолютно здоровы, - уверенно ответил господин Арнэ.
- Я хочу убедиться, что она нетронута, - в отвращении виконт передёрнул плечами.
- Ваше Высочество, - с толикой сожаления произнёс лекарь и указал мне рукой на кровать.
Повиновалась вновь молча и стиснув зубы. Меня бросало в дрожь от унижения и стыда. Но пришлось загнать все инстинкты девочки из двадцать первого века куда поглубже. Здесь бы не поняли моих прочувствованных речей про права женщин. Если я хотела выжить, приходилось терпеть и делать вид, что всё правильно и у меня возражений нет.
Покорно легла и, следуя указаниям лекаря, раздвинула ноги. Виконт склонился надо мной, как и господин Арнэ. Осмотр длился недолго, к моему облегчению.
- Не распечатана, - резюмировал наглый паж.
Глубоко вдохнула, выдохнула, зажмурилась, сдерживая рвущиеся наружу эмоции. И только после того, как несколько успокоилась, сползла с кровати и спряталась за потёртое покрывало, что украшало ранее ложе.
Но останавливаться на достигнутом, виконт, судя по всему не собирался, так как с наигранным беспокойством спросил:
- А зубы все целы?
- Целы, - лекарю удалось сохранить вежливое выражение, ни один мускул на лице не дрогнул. – Ваше Высочество? – обратился ко мне и я, со вздохом, подошла к ним, обойдя кровать по кругу.
Стояла, прикрыв глаза, пока зарвавшийся аристократ, заглядывал мне в рот, щупал за плечи, бёдра и шею. Эмоции, эмоции… я не имела права на них, вот и старалась изо всех сил не вздрагивать, когда моей кожи с отвращением касался холодными пальцами любовник моего будущего супруга.
- Удовлетворительно, - завершил пытку виконт и отошёл от меня подальше.
Открыла глаза и увидела, как молодой человек демонстративно достаёт надушенный, кружевной платочек из-за обшлага рукава и вытирает руки. Я же смогла юркнуть за ширму, куда следом за мной прошла и фрейлина. Пока меня одевали, лекарь составлял бумаги, а виконт довольно громко, чтобы я слышала, отпускал насмешливые замечания о моём телосложении, худобе и уродстве. Так же он не забывал сомневаться в том, что я в состоянии подарить герцогу наследника. Изощрялся как мог, а я просто мысленно отключилась от происходящего, запрятавшись в привычный для Эриалинды кокон. Его слова пролетали мимо моих ушей, не касаясь сознания и своей цели, вызвать у меня истерику, виконт Арнэст так и не достиг. Зря ревнует, его я никогда своему будущему супругу не заменю. Особенно если побег удастся.
Вышла я к ожидающим меня мужчинам и фрейлинам внешне спокойной и равнодушной. Смотрела, как и всегда, в пол, не смея поднять взгляда.
- Я подпишу, но не скажу, что товар отвечает всем нашим требованиям, - намеренно растягивая слова, произнёс господин паж.
Надо же, говорит за себя и своего господина. Непроизвольно передёрнула плечами, так покоробило меня это.
Проставление подписей и печатей, уже не заняло так много времени, как само составление документа. Лист, тонкой, просвечивающей бумаги, с текстом, нанесённым золотыми чернилами, был вложен в большой, серый конверт, который лекарь запечатал своей печатью и с поклоном отдал виконту. Паж герцога Рэйфо взял ценный документ двумя пальчиками и, скорчив недовольную гримасу, кинул мне многообещающий взгляд.
- Не прощаюсь, - бросил он нам и, развернувшись, довольно быстро покинул мои покои.
- Ваше Высочество, - со вздохом сожаления поклонился мне лекарь, и проследовал вслед за представителем моего будущего мужа на выход.
Весёлая жизнь ждёт меня в герцогстве, если не смогу убежать. Поэтому, стоит приложить все силы к тому, чтобы поломать планы короля и Его Светлости на меня.
- Ос-с-с-т-т-тавьт-т-те м-м-ме-н-н-ня, - из-за скрытого гнева, заикалась сильнее, чем обычно, но фрейлины поняли меня с полуслова и довольно быстро скрылись за дверями.
И только когда осталась одна, позволила себе показать настоящие эмоции. Вцепилась ноготками в кружева, что широким веером обрамляли рукава, длинной в три четверти. Изорвала их в клочья, давая выход обиде и унижению, пережитым недавно. Я задыхалась от желания разрыдаться, но не позволила себе этого, излив негодование, приведя в негодность рукава собственной одежды. Если бы не прослушка… бросилась бы ничком на диванчик и порыдала бы от души. Или наоборот? Надо для соглядатаев батюшки изобразить горе? Кажется, эмоции берут надо мной верх и я более не способна здраво оценивать ситуацию. Как повела бы себя Линда на моём месте? И почему именно сейчас не удаётся найти ответа на этот вопрос?
Не этого ли добивались от меня, унижая диким осмотром? Того, чтобы я вышла из себя? Обиделась или наоборот покорилась? Эмоции в данном случае очень мешали сосредоточиться и принять правильное решение.
Пометавшись по комнате, вдохнула и выдохнула, следовало взять себя в руки. И вышивание являлось наилучшим способом это сделать. Ясная голова в преддверии побега мне не помешает.

@темы: Мямля

URL
Комментарии
2016-05-01 в 14:48 

Спасибо, прочитала очень интересно

2016-05-01 в 21:46 

litka-U
Пожалуйста)))

URL
   

Бред

главная